current_time('mysql') - 2017-12-15 21:34:27 - время сайта (SQL формат).
current_time('mysql') UTM - 2017-12-15 19:34:27 - время сайта (SQL формат).

Николаев как помойная яма: ревизор Несмиянов об антисанитарии и мертвых продуктах

Горы просроченных товаров на полках супермаркетов, несвежие продукты, полная антисанитария на рынках, обвесы в кафе и ресторанах – обычных людей подобные выражения могут повергнуть в шок, а для исполнительного директора Союза потребителей Украины Максима Несмиянова – это обычная рабочая обстановка.

Корреспондент Шиповника пообщался с ревизором о «вечном» печенье, советских холодильниках, угрозах и подкупах.

– В августе николаевские журналисты побывали на Центральном рынке в рыбном и мясном павильонах, где оказалась полная антисанитария, мухи, грязные тряпки и тому подобное. Мало того, на журналистов было совершено нападение. Часто ли бывают подобные ситуации и какие действия следует предпринять, если это уже произошло?

– Меня, если честно, таким уже не удивишь. Я знаю, что такое рынки, они везде одинаковые, страшные. То же самое твориться и во Львове — культуры нет, рынки остались в 90-х, правила никто не менял. Это просто территория по сбору денег, некачественных услуг и небезопасной продукции. Совет потребителям: на рынках спорить не стоит, вмешиваться в конфликт также не стоит, потому что они, как одна банда, могут налететь и с вами расправиться. Лучше вызвать полицию и покинуть рынок, потому что если вы сам один, то вам не справиться.

– Правильно ли поступили журналисты, когда отказались писать заявление в полицию?

– Правильно, потому что, что бы вы получили по итогу? Потраченное время. Если бы полиция работала в полном объеме, тогда имел бы смысл. При этом сам полицейский на месте сообщил, что смысла нет. Где в это время была дирекция рынка? Она должна была присутствовать во время проверки, узнать у нас, что происходит, почему проводится съемка. Он допустил, что его сотрудники дошли до самоуправства. По итогу, все недовольны, никто не знает, кто прав или виноват. Продавец не будет наказан, потому что, скорее всего, директор рынка там был, просто снял бейджик и ходил. Это грязный бизнес. Рынку сколько лет, а холодильники там еще советские, в него деньги никто не вкладывает.

– А что делать, если подобная ситуация происходит в магазине? 

– Я был на эфире одной из телепрограмм, где в студию позвали эксперта, который рассказывал, что в случае, если охрана магазина тянет вас в кладовку, то они не имеют права, так как согласно Конституции Украины ... и тому подобное. Я вышел и сказал прямо, что когда вас тянут в подвал, то первое, что вы должны делать – это кричать, тянуть стеллажи. По одной простой причине, что, если человек решил побить вас, то его никакая Конституция не остановит. Вообще, лучше не вмешиваться в конфликты. Нужно спокойно выходить, вызывать полицию и возвращаться обратно только с правоохранителями.

– Судя по тому, как в мясном павильоне мясо хранится на картонке, то можно сделать вывод, что там не просто советские холодильники и советский дух, там каменный век.

– Действительно, зачем вообще нужны холодильники, если можно достать коробку из мусорки и торговать на этой картонке. Главное, что люди берут и у них в голове нет ни единой мысли, что покупая такое мясо, они могут отравить всю свою семью. Проблема в покупателях. Если бы они пришли на рынок и сказали, что если продавец не будет торговать с картонки то, к примеру, у него купят это мясо. Если не соглашается, просто уходили и покупали в другом месте. Допустим, так сделали 30% покупателей, после чего продавец задумается, что ему стоит таки заменить картонку на что-то другое.

– В магазине «Метро» нам заявили, что это режимный объект и там нельзя проводить сьемку. Бывает такое, что на двери магазинов знаками запрещают это делать. Но ведь законом это не предусмотрено. Я же могу спокойно фотографировать все на телефон? 

– Это все бред. Эти запреты противозаконные и отношения к жизни не имеют. То, что при входе вас требуют оставить сумки в камере хранения – это тоже бред. Тогда говорите охраннику, что оставите сумки в том случае, если он будет стоят и охранять их, и в случае пропажи отвечать будет он.

– По сравнению с остальными городами Украины, Николаев хуже или лучше?

– В Николаеве есть региональные особенности. Вы на фоне всех остальных как помойная яма. Город находится на периферии и на него никто не обращает внимание, местные торгаши ведут себя так, как им угодно. У вас хуже. Уже пятый магазин и везде по тележке просрочки. Это при условие, что когда я еду в Николаев с проверкой, то я пишу про это заранее в социальных сетях, чтобы в городе навели хоть какой-то порядок. Если бы в Николаеве была своя активная общественная организация или хотя бы круг людей, которые защищали свои интересы, я думаю, в городе был бы порядок. Достаточно до 10% жителей, чтобы они включились в этот процесс, и тогда было бы все замечательно. А так, обычно всем все равно.

Говорить, что я помогу вам своими советами – это невозможно. Я могу спасти вас от просрочки, но от некачественного товара я не смогу вас уберечь. Колбаса давно не колбаса, а сыр не сыр, а сырный продукт. Недавно проверяли точки по продаже просроченной продукции. Печенью пять лет, а оно не покрывается плесенью. Из чего оно сделано? Молоко, которое хранится просроченным уже два месяца – бутылка даже не вздулась. О чем это говорит? Продукт мертвый, там нет живых бактерий. Есть и позитивное в этом, в случае, если настанет конец света, то за еду можно не переживать. Можно спокойно прийти в магазин и пять лет питаться этим печеньем.

– Возможно, дело в терпеливых или даже равнодушных жителях? Чаще всего людям просто лень идти и разбираться, доказывать свою правоту, тем более, если это товар, за который заплатили незначительные средства.

– С вашими доводами согласен. Население понимает, что их травят, но не предпринимает активных мер, не меняют магазин, в который ходят. В Киеве, к примеру, есть сети магазинов, которые насмерть потравили людей, но люди продолжают туда ходить. В Европе уже давно бы такие магазины закрыли. У нас люди не уважают самих себя. Николаев – очень депрессивный регион. Почему я приезжаю из Киева в Николаев, чтобы проверить магазины? Сколько здесь людей, молодежи? Вам стоит немного изучить матчасть, почитать про просрочку. Делайте это самостоятельно! Почти 500 тысяч человек, разве у вас не найдется десять активных, которые будут проверять магазины?

– Что тогда стоит делать потребителям, которые приходят в магазин и находят просроченную продукцию?

– Вызвать администратора и потребовать убрать товар с полок. Если отказываются, вызывайте полицию, пусть фиксируют факт продажи просроченной продукции. Все происходящее снимайте на телефон, публикуйте у себя на страничках. Говорить им (руководителям магазинов, – прим.) не о чем, слушать они вас не будут. Когда они говорят о чем-то сказать и предлагают помощь – это ерунда. Я писал на сайте одной из сетей замечание, предлагал провести закрытую проверку без журналистов. Говорил, мол, давайте я приеду к вам в Николаев, но никто мне не ответил, а я писал жалобу на центральном сайте. Зато мы приехали с вами, один раз проверили и все. Я зашел, а икра в холодильнике; отдела с гнилью, где были испорченные фрукты, уже нет. Я был в Корабельном в Таврии-В, нашел немного просрочки, и был в Соляных. Там сначала агрессивно начали себя вести, думали, что я провокатор. Я указал им на ошибки, они оказались приятными людьми. С ними можно общаться, просто их нужно учить, а уже потом разговаривать.

– Какие документы может потребовать потребитель, находясь в супермаркете?

– Документы о качестве и происхождении продукции — обычно это декларация качества от производителя, иногда заборный лист. Всегда должны быть документы от производителя. В Европе есть такая штука, как сертификат качества. В Украине это решили упразднить это институт. О чем этот документ говорит. Производитель, прежде чем попасть на рынок, должен пройти лабораторные исследования, чтобы они подтвердили, соответствует ли продукция это санитарным нормам, составу и т.д. Этот протокол передается в торговую сеть и супермаркет видит, что ответственность, кроме производителя, несет и лаборатория. У нас в Украине добровольная сертификация.

– Во время проверок по Украине, был ли хоть один магазин, в котором не было бы просроченной продукции или таких априори не бывает?

– Конечно бывают, но это очень редкое исключение. Я могу придраться на ровном месте, но я этого не делаю. Моя цель не собрать тележку с просрочкой и сказать, что это плохо, а посмотреть, что и как в магазине. На некоторое можно закрыть глаза, сделать замечание, мол, вот у вас просрочка, уберите. Но если у них там прямо тележка (просроченной продукции, – прим.)...

– А что страшнее находить в тележке с просрочкой: продукты питания или бытовую химию, к примеру? 

– Страшнее находить в магазинах просроченную еду. Еда быстрее портится. Если от порошка будет аллергическая реакция или он хуже начнет стирать, к примеру, то если вы наедитесь просроченной рыбы – возможен летальный исход. На полках просрочки оказывается абсолютно все: детские продукты, химия, алкоголь, соки, вино в большом количестве, зерновые. Проблем хватает. Дорогой товар или дешевый — просрочка бывает везде.

– Легко ли вообще искать такие товары? Как вы находите просроченную продукцию? Это дело опыта?

– Нет, я знаю категории товаров, у меня уже выработалась интуиция. Я интуитивно протягиваю руку и достаю просрочку, так как занимаюсь этим уже несколько лет. Я не ищу по магазину долго, мне нельзя ходить и перерывать все прилавки. Мне хватает 30 минут, чтобы быстрым шагом находить все, что нужно.

– Кто виноват в том, что испорченные продукты лежат на полках супермаркетов? Это претензии к владельцам магазинов или персоналу?

– Виноват супермаркет и вся команда людей, которая там работает. А кто больше или меньше – это уже детали. Владелец, как владелец — он нанимает менеджера, который управляет магазином. А менеджер дурака валяет: пришел, развалил команду, и, получается, что он не менеджер, а обыкновенный лоботряс. У него не хватает ни персонала, ни квалификации, потому и сеть валится, магазин ужасный. Качество персонала в магазинах падает, квалификация достаточно низкая.

– А были проверки складских помещений? Судя по тому, что находится в зале супермаркетов, то склады должны ужасать.

– Склады – это закрытая территория, но зачастую просрочка поступает именно оттуда. Мы проверяем рынки, супермаркеты, магазины, кафе, бары, консультируем по вопросам возврата техники, сервисного обслуживания. В Николаеве, как и по всей Украине, проблемы с гарантийным ремонтом. Когда ты отдаешь им деньги, то они с тобой еще нормально общаются, но как только ты заплатил, то ты для них раб.

– Помимо магазинов, где и как обманывают потребителей еще? 

– Потребителя обманывают везде. Это и коммунальные услуги, и бытовой газ, к примеру. Так, в Европе принято считать  по теплоотдаче, а в Украине по метрам, поэтому у нас принято его разбавлять. С бензином такая же ситуация. У меня есть проверенная информация, что в Николаеве идет массовый недолив. Много вопросов по качеству газа и бензина для автомобилей. Есть технологически сложные проверки. Я же когда приезжаю в Николаев, проверяю все, и делаю это за свой счет. Мне это обходится в небольшие суммы, в гривен триста, но больше вкладывать я просто не готов. Мне интересно, чтобы в Николаеве что-то изменилось, вот я и приезжаю. Я трачу на проверку два-три часа. Если бы каждый николаевец тратил на это два-три часа в месяц, то город бы менялся.

– Откуда появилась идея проверок? Это было спонтанное решение или продуманная тактика? 

– У нас была общая знакомая, которая занималась потребительским журналом. Она посоветовала снимать все на телефон, писать в книгу жалоб, познакомила нас с журналисткой, с которой мы пошли на проверки. На первом этапе нам было просто весело. Это был драйв, эмоции. Ты заходишь, на тебя бросаются. Мы не представляли, что мы какие-то ревизоры. Мы выучили закон «О защите прав потребителей» и просто заходили, собирали тележку просрочки. Нам было весело, что ее нужно собрать, тот момент, когда приезжают журналисты.  Со временем... Вот друг мой, Мишка, ему интересны больше рестораны, он в этой теме и консультирует, в принципе. Мне интересны больше рынки и супермаркеты, я занимаюсь всем в таком духе. Это чистейшей воды хобби, авантюризм. Интересно, что произойдет, когда мы объедем всю Украину, поднимем на уши города и приведем все в порядок.

– А сколько всего проверок вы уже провели?

– Больше двух тысяч проверок. Вы же видите только вершину айсберга – это закрытые проверки, плановые, внутренние исследования. В Николаеве прошли три поверки – всего пять магазинов и два рынка. Часто проводить проверки смысла нет. Но в Николаеве просто катастрофическая ситуация, поэтому действовать нужно быстро. Пять супермаркетов – это много и город сейчас начинает шевелиться. Мы уже ездили по Львову, Одессе, Николаеву и Киеву. С журналистами мы проверили больше ста супермаркетов.

– Во время проверки магазина «Сотка» в Николаеве на вас напал его владелец экс-нардеп Виктор Горбачев. Пытался ли он после инцидента связаться с вами, запугать или наоборот, предложить денег для решения ситуации?

– Нет. Он на самом деле сделал большую ошибку. Он перепутал методы борьбы в политике и бизнесе. В бизнесе нельзя себя так вести, потому что я не предоставляю услуги и не зарабатываю с жителей Николаева, а он является обслуживающей структурой. Момент, когда он пошел на конфликт и озвучил провокационную информацию обо мне, которая вообще смешная, он привлек еще больший интерес к своей проблеме. После его выступления у меня увеличилось количество посещения моей страницы. Видео о проверке супермаркета «Сотка» посмотрели больше 25 тысяч человек. Это только на моей странице.

– А были ситуации, когда после проверок вам действительно угрожали расправой?

– Был такой один раз. Прошел год и один из охранников киевского магазина увидел себя в программе на телевидении и начал писать мне угрозы. Я ему ответил, что уже прошел год и он там был не прав. А в той передаче охранники избили потребителя, и не одного, а на системной основе. У меня такая логика: если они мне угрожают и со мной что-то случиться, то значит, что я делаю все правильно. Я буду продолжать бороться усиленными методами. Я приеду в магазин или на рынок и не дам им жизни до тех пор, пока не найду людей, которые меня обидели. И так может сделать каждый потребитель.

– Если с угрозами не звонили, значит, пытались задобрить путем взятки. Предлагали ли деньги за проверки?

– В 2013 году два раза за деньги предлагали провести проверки. У меня достаточно простая схема. Я прошу их дать адрес и я бесплатно выезжаю на проверку. Зачем платить за то, что реально обманывают людей. Но после таких предложений они пропадали.

– С какими просьбами чаще всего к вам обращаются? 

– Просьба обычно одна — помочь вернуть деньги за товар. Меня часто спрашивают, как вернуть, к примеру, некачественный сыр. Все просто. Пришел ты в магазин, стоишь с сыром, а тебе отказывают. Подходишь к кассе и рассказываешь покупателям, что купил сыр, половина семьи отравилась, а они не хотят деньги возвращать, вы или будьте осторожны, или вообще ничего не покупайте. Так, покупатели отсеются не просто на выходе с магазина, а еще на входе. Подобная ситуация у меня была со знакомым, когда ему не хотели возвращать деньги за обувь, которую он купил. Он стал и рассказывал потенциальным покупателям о том, что купил обувь, она оказалась некачественная, он хочет ее вернуть, а деньги-то не возвращают. Магазина хватило ровно на час, они таки вернули ему деньги. В органы защиты прав потребителей больше всего поступает жалоб на электронную технику и услуги. Потому что продукты питания не такие дорогие, как электроника. Если вас обманули с телефоном, то вы точно будете разбираться. Если вас обманули с йогуртом, то вы вряд ли будете ссориться.

Подводя итог можно сказать, что, к сожалению, Николаев пасет задних в негласном рейтинге городов с хорошим качеством предоставления услуг. Хамовитые продавщицы на рынках, полная антисанитария, обвесы, горы просрочки в магазинах – это лишь вершина айсберга. Николаевцам стоит только надеяться на то, что сфера услуг когда-то сможет соответствовать европейским стандартам и обычный поход в магазин за продуктами не обернется для вас катастрофой.

object(WP_Error)#10690 (2) { ["errors"]=> array(1) { ["invalid_taxonomy"]=> array(1) { [0]=> string(38) "Неверная таксономия." } } ["error_data"]=> array(0) { } }