Директор «Николаевэлектротранса» Евтушенко — о стратегии развития, присвоенных деньгах сотрудниками КП и больничных команды Матвеева

  • 14:08
  • 31.05.2018
494
photo_2018-05-14_10-55-43-700x467
14 мая Николаевский городской голова Александр Сенкевич назначил депутата Николаевского городского совета от фракции «Оппозиционный Блок» Владимира Евтушенко на должность директора коммунального предприятия «Николаевэлектротранс». Спустя два дня мы пытались пообщаться с Владимиром Евтушенко, узнать о его планах по возрождению предприятия и стабилизации ситуации, однако тогда новоиспеченный директор КП дал понять, что спрашивать рано, посоветовав обратиться с вопросами через две недели. Две недели прошло. Вопросы остались. Владимир Евтушенко ответил на все. О стратегии развития предприятия, зарплатах, старом руководстве и присвоенных деньгах сотрудниками «Николаевэлектротранс» — читайте в нашем материале.
Есть ли у вас стратегия по развитию коммунального предприятия?
– Во-первых — это отремонтировать то загубленное старое, что есть. Во-вторых это то о чем мы говорим, то чего Сенкевич ездил к президенту, договаривался с ЕБРР перезаключить договор и получить кредитование от Европейского банка развития. Закупить новые трамваи и троллейбусы и запустить параллельно муниципальный транспорт, который дисциплинирует работу всех маршрутчиков.
За какие деньги будет происходить ремонт «старого»?
– За бюджетные, конечно. За те деньги, за которые наняли предприятие.
Есть деньги на то, чтобы погасить задолженности за электроэнергию?
–  50-48 миллионов — это финподдержка за перевозку льготчиков. Это и есть субвенция, которую выделяет город.

«Предприятие нужно стимулировать»

Но за эти деньги же не будет отремонтирована старая техника?
– Ну как не будет? Будет. В том числе и на зарплату. Предприяти нужно стимулироватье. Первое – это трамваями и троллейбусами, а второе добавить туда вопрос зароботной платы, который актуальный сейчас. В среднем получается около 6-7 тысяч. Это не нормально. Рядом одесситы, где платят людям по 11 тысяч гривен. Люди уезжают туда работать.
Одесса больше Николаева.
– Я не думаю, что Николаев может как-то отличаться от Одессы. Пусть это будет 2 тысячи гривен разницы в зарплате. Пусть это будет 9. Но это не 6 тысяч.
Хорошо. А с коллективом уже пообщались за две недели? Нашли общий язык?
– Некоторые — это те, которые работать не хотят – обижаются, которые привыкли — отсиживаются. Говорят, что я там жестко к ним отношусь, не нравится моя форма общения, говорят что она грубая. Я не вижу в этом проблемы. Я считаю, что если ты на работе – ты должен делать свое дело так, чтобы начальник тебе сказал «Спасибо за твою работу». А если ты стоишь и рядом с тобой ломаются 8-10 трамваев. Ну куда это годится? Никуда не годится. Трамваи не едут. Троллейбусы 16 штук стоят в отстойниках. Водители проверили работу кассы трамвайных маршрутов – не добавляют по две тысячи гривен. Это каждый водитель себе присваивает денюжку. Я пригласил к себе контролеров, всех, которые есть на предприятии — их там 60 человек, и попросил их по два человека, чтобы зашли на маршрут трамвая со входа и выхода, и пусть проверяют пассажиров и работу водителя. Вот они контролируют этот маршрут, ездят с ним, проверяют его, отрабатывают его. Приходят и говорят, что воруются деньги. Почему это делается? Потому что нужно обратить внимание и депутатам городского совета, и тем, кто является собственниками этого предприятия. А собственником является городской совет. Потому что нужно финансировать правильно это предприятие. Не финансировать, так, знаете «в общем». Вот сейчас мы дадим там 20 миллионов и им хватит, ну примерно говоря. Проблема недофинансирования в том, что в этих трамваях и троллейбусах практические не проводятся техосмотры, это затягивает вопрос ремонта. Не проводится техобслуживание этих машин в достаточном объеме. Техника работает на износ. Капитальный ремонт это что? Это капитальные затраты.
А с командой Виталия Матвеева что?
– Команда Матвеева вся на больничном. Все восемь человек ушли на больничный. Одного из них выявили, он оказался пьяным. Остальных попросили предоставить дубликаты больничных – они их не дали.
Выйдут они с больничного, что дальше?
– Коллектив - это четыреста с лишним человек написали обращение на городского голову, на депутатов — для того чтобы их уволить. И на последней встрече (14 мая, когда меня представлял мэр) люди, в частности профком, попросили, чтобы уволили, потому что они не хотели, чтобы те находились на предприятии. Какая будет реакция у меня лично? Я попросил, чтобы они написали заявление об увольнении. Они ушли на больничный. Пока вот балуются. Есть такие люди, которые на фоне финансового кризиса позволяют себе общатся по телефону и на сайтах засиживаются, они тем самым получают зарплату. Предприятие выплачивает им заработную плату за то, что они не работают. Я попросил одного из них, чтобы он составил мне отчет о проделанной работе. Говорю «Покажи мне, что ты сделал за то время? Зарплату получал? Отчет сделай и покажи, что ты сделал за этот месяц?». Отчета не было.
А Матвеев?
– Я не намерен с ним работать.
А себе будете брать кого-то в заместители?
– Я взял себе Вячеслава Кащенюка и Павел Котельникова. Я их взял для того, что если будет закупаться муниципальный транспорт и будет стоять на балансе электротранса, они будут заниматься именно этим муниципальным транспортом. Они уже подготовленные чиновники, которые проработали в городском совете долгое время. Они готовы к этой работе. [...] Пока Котельников занимается работой подвижного состава, занимается графиками отпусков, кассой. А Кащенюк занимается техническими вопросами. Отвечает за все движимое и недвижимое имущество в управлении.
СМИ публиковали запись, где вы якобы угрожали одному из заместителей Александру Ольшанскому, обещая «дать ему в глаз».
– Не дать, я сказал, что залеплю. Почему? Потому что я его попросил, чтобы он дал мне отчет о проделанной работе. Я говорю «Покажите мне, что вы сделали за этот месяц? Вы получили зарплату? Он – да. Я спросил, сколько? Он мне – девять тысяч. Я говорю: «За что вы получили такую зарплату?». Люди ездят по 200 часов на трамвае, и они получают по шесть тысяч. А вы девять тысяч получили за что? Покажите, дайте мне отчет. Он мне стоит, показывает какую-то комедию на пальцах. Я ответил, чтобы шел отсюда или я залеплю ему в глаз. Вот такое я ему сказал.
Он записывал вас, вы знали?
– Конечно, я знал, что он меня записывает. А на что люди еще способны — только на подлости. И это у них учитель есть хороший! Помните, Матвеев шел по Ингульскому району и отправлял фото мест разных кучки мусора, это вот оттуда. Какой учитель, такие ученики. Нечему тут удивляться. Знаете, я люблю людей, вот ты пришел на работу, тебя же не тащили за руку, наручники не одевали. Ты пришел и говоришь: я хочу на работу. Ты пишешь заявление: «Я хочу работать». Всё, иди работай. Он пришел работать и перестал, желание отошло. Почему?
Вы же говорили, что вы не будете идти на эту должность а все равно что?
– Вы понимаете, для меня важно что? Я был у мэра на аппаратном. Вот я пришел послушать. Вот мэр ставит задачу там каждому чиновнику. Там сидят главы администраций, один, второй, третий, четвертый, сидят департаменты, сидят управления, мэр говорит: «Почему это не сделано? Почему то не сделано? Вот я еду по улице и вот это вижу, трава там заросла где-то. Что чиновники в ответ говорят мэру? Перекидывают ответственность с больной головы на здоровую. Всё. В городе стало лучше от этого? Трава перестала расти? Нет. Бурьяны перестали расти? Нет. Ям стало меньше? Нет. Они есть. Ну вот скажите, можно говорить сколько? Один, два, три раза? А дальше говорить бесполезно. Поэтому то же самое в электротрансе — люди привыкли. Знаете, как в Одессе говорят: «Если вы думаете, что вы нам платите, то думайте, что мы у вас работаем». Так человек и относится к работе своей.

«Я пришел в электротранс не с целью заставить кого-то переосмыслить свою работу» 

Я пришел в электротранс не с целью заставить кого-то переосмыслить свою работу. Меня интересует другая ситуация: Почему у нас сегодня в городе нет муниципального транспорта?. Меня держит большой формат работы, большие масштабы работы, которые могли бы принести пользу городу, или тому же мэру, губернатору, или тем же жителям, которые нуждаются сегодня в этом. Вы посмотрите на эти маршрутки, вчера в интернете смотрел, показали 91-й маршрут, водитель которого матами всех кроет — а он что, думаете от хорошей жизни так делает? Вы сегодня говорите, давайте проблему стратегии транспортной решать. Как мы её решаем? А вот так. Мэр взял на себя инициативу, поехал к президенту и решил этот вопрос. Дальше что? Дальше – ничего. Почему мы забываем о тех же предпринимателях? Мы сегодня сможем обойтись без них? Нет. Мы сегодня должны повернуться к ним лицом. Сядьте и обсудите с ними вопрос, как вы хотите их видеть. Решите эту проблему. Если мэр сегодня говорит, что у него деньги есть, вы ж только найдите подрядные организации которые должны этим заниматься и пусть они занимаются, а вы контролируйте. Давайте так будем поступать. Почему мы этого не делаем?

«Я думаю, что после того, как мэр съездил к Порошенко, то будет какой-то магический результат» 

— Понимаете, я как руководитель электротранса, вижу там очень много упущений. Дезорганизованных вопросов. Нет подхода комплексного, халатное отношение, вот это все сплошь и рядом. И когда я говорю об этом людям и показываю на их проблемы и просчеты, то их реакция такая, не совсем [...] Потому что нужно адекватно воспринимать критику. И критиковать тоже правильно нужно.
Критику чью? Со стороны директора? Или директору со стороны подчиненных?
– И директору тоже нужно уметь принимать критику, если она здравая.

Новости

25 июня 2019
24 июня 2019