«Ситуация очень плохая. Каждый день что-то прилетает». Мэр Николаева о жизни города под обстрелами

  • 13:35
  • 24.06.2022
1648625583-9931

Войска РФ регулярно обстреливают Николаевщину, в частности, используя запрещенные кассетные боеприпасы. От ракетных ударов с территории частично оккупированной Херсонщины страдают не только близкие к ней жилые кварталы города. Как город живет под постоянными обстрелами, хватает ли жителям продуктов и лекарств и есть ли возможность эвакуироваться, проекту Радио Свобода «Новости Приазовья» рассказал мэр города Александр Сенкевич.

– Как бы вы сейчас описали ситуацию в городе?

– Ситуация в целом очень плохая. Нас каждый день обстреливают. Всего у нас на сегодняшний день погибли 111 человек. Один из них – ребенок. Также ранены у нас 502 человека, из них – 6 детей (по состоянию на 21 июня – ред.). Обстреливают нас почти каждый день разными типами снарядов. Примерно 80% этих снарядов – это снаряды кассетного типа. То есть, реактивные системы залпового огня типа «Смерч» или «Ураган».

– Откуда стреляют?

Просто невозможно заранее запустить сирену. Поэтому после того, как взрываются эти снаряды в городе, после того уже раздается сирена.

– Выстрелы происходят из Херсонской области, поэтому просто невозможно заранее запустить сирену. Поэтому после того, как взрываются эти снаряды в городе, после этого уже раздается сирена. Также нас обстреливают высокоточными ракетами. Мы не знаем… Я не знаю их маркировку. Кажется, это Х-55 или Х-555. Это крылатые ракеты, летающие здесь по городу и разрушающие нам инфраструктуру. Ими воспользовались, когда стреляли в военные объекты. Также эти ракеты попали в облгосадминистрацию.

– Какие еще разрушения есть в городе из-за обстрелов?

Каждый день у нас что-то прилетает, каждый день кто-то погибает

– Также был разрушен новый спортивный клуб, один индустриальный объект. Также ракета прилетела в жилищный сектор и, взорвавшись, фактически разрушила около десятка зданий. То есть домов многоквартирных. Разрушения такие, что крыш нет у 4-х домов, то есть у них были шатровые крыши – у них полностью нет крыш. Во всех нет окон и, чтобы вы понимали, в этих домах, в эпицентрах взрыва, в 111 квартирах была сломана входная дверь из подъезда. То есть сила удара была такова, что она вышибала и внутрикомнатную дверь и, даже, некоторые перестенки, не капитальные. А на одном из домов даже поднялась плита перекрытия на последнем этаже. Каждый день у нас что-то прилетает, каждый день кто-то погибает. Вот так такие цифры, такая ситуация сегодня в Николаеве.

– Ранее сообщалось, что из-за обстрелов были в области проблемы с водоснабжением, а как у вас в городе, есть ли такие проблемы?

У нас месяц не было воды, вообще никакой воды. Питьевую воду мы получали из подземных скважин. Фактически раздавали людям ее в машинах, бочках…

– Идет война. Постоянно идут обстрелы. У нас – проблема с питьевой водой. Потому что 12 апреля кафиры расстреляли там трубу, которая перекачивала воду из реки Днепр. 73 километра протяженность этого трубопровода. После этого у нас месяц не было питьевой воды, вообще никакой воды. Питьевую воду мы получали из подземных скважин. Фактически раздавали людям ее в машинах, бочках и так далее.

Через месяц мы подключили, построили трубопровод и взяли воду из реки Южный Буг, на которой стоит город Николаев. Но проблема в том, что эта река, вода по качеству не соответствует нормам. И фактически сегодня, после очистки нашими системами, вода остается соленой, с привкусом соли. Ну есть 2 параметра мы не можем выровнять. Это мягкость и соленость. Из-за этих параметров вода фактически у нас есть техническая. Мы ее подаем круглосуточно. Люди могут им мыть посуду, стирать, ходить в душ, но нельзя ее употреблять в пищу.

– То есть сейчас мы продолжаем развозить питьевую воду людям бесплатно. Они могут покупать себе бутылированную воду для еды. Мы работаем с Минрегионстроем. То есть с Министерством развития общины и территорий, а также с посольством Дании, чтобы получить специалистов из Дании, которые приедут и здесь сделают оценку того, что можно сделать с нашей водой, из нашей реки, чтобы ее поднимать и с ней работать, для того , чтобы довести ее до уровня питьевой.

– Как вы пытаетесь уберечь жителей города?

– Я рекомендую всем покидать город. Всем, кто хочет остаться в живых, неизвестно, когда это все закончится. На сегодняшний день, по нашим подсчетам, из 480 тысяч жителей Николаева, которые были до войны, в городе осталось около 230 тысяч.

– Считали ли уже предварительные убытки, какие-то суммы ущерба из-за обстрелов?

Эксперты даже не могут завершить подсчеты того, что было разрушено 2 недели назад

 Ну, подсчитать ущерб просто физически невозможно. Их настолько велико, что эксперты даже не могут завершить подсчеты того, что было разрушено там 2 недели назад. То есть идет отставание. А оно еще увеличивается. В общем, у нас таким образом ситуация складывается, что по городу у нас, в наших коммунальных объектах, кажется, там убытков на 488 млн грн. Это коммунальные учреждения, то есть школы, сады, больницы и так далее.

А частные объекты – жилые дома, многоквартирные дома и все такое – некоторые разрушены и не подлежат восстановлению, то есть нужно новые строить. Некоторые частично разрушены и могут быть восстановлены. Мы рекомендуем людям вносить эти данные в «Дію» (мобильное приложение – ред.) и после этого все обновления фотографировать, все эти убытки и все обновления, которые они там делают: ставят ли там окна и так далее. Чтобы они брали все сметы и хранили их, для компенсации этих убытков.

– Насколько активно жители окрестных населенных пунктов едут именно в Николаев, чтобы уберечь свою жизнь? Или они выбирают более дальний путь?

Люди, когда прибывают из области или из Херсона в Николаев, видя эти бомбардировки, чувствуют их на себе – они сразу едут дальше

– На сегодняшний день в городе Николаеве находится около 160 человек, которые из области переехали сюда, в Николаев, некоторые люди из Херсона. Другие люди, когда прибывают из области или из Херсона в Николаев, видя эти бомбардировки, чувствуют их на себе – они сразу едут дальше. Поэтому небольшое количество людей остается в Николаеве – вот такие цифры. То есть все дальше едут в Одессу, эвакуируются из Одессы по железнодорожному пути в Западную Украину или там в страны Западной Европы.

– У нас есть вопросы от горожан. Они рассказали, что два района в Николаеве постоянно обстреливаются со стороны Херсона. И те, кто вынужденно уехал оттуда и арендуют жилье в другом районе города, могут ли они рассчитывать на какие-то выплаты как временно перемещенные лица?

– Ну, на самом деле этим занимаются государственные органы, статусом ВПЛ. Ну мы рекомендуем всем регистрироваться ВПЛ. Если такой статус людям предоставляется, то выплаты, которые на государственном уровне выплачиваются внутренне перемещенным лицам, они им будут выплачиваться.

– Насколько сейчас безопасно уехать из города? Есть ли какие-нибудь эвакуационные маршруты?

Сегодня у нас есть один день – это четверг. И у нас там набирается от 1 до 4 автобусов. То есть почти нет людей, желающих уехать из Николаева. Люди привыкают ко всему и даже к бомбардировкам

– На сегодняшний день это безопасно и это уже налаженный процесс. Во время первого месяца войны наш город был окружен на две трети и фактически имели только один эвакуационный путь в Одессу. После того, как наши войска отразились и нарушили планы строительства переправы на реке Южный Буг, отодвинули оккупанта к границе, на которой они сейчас находятся, нам открылись сейчас все дороги – в Кривой Рог, в Кропивницкий, в Киев, в Одессу.

То есть, люди могут эвакуироваться собственным транспортом или автобусными маршрутами.
Собственно, мы с первой недели переориентировали свой транспорт для людей, общественный транспорт. То есть наши автобусы, которые раньше занимались маршрутами в городе. Часть из них занималась вывозом людей в Одессу и до границы с Молдовой. Таким образом, мы вывезли около 18 тысяч человек. Сначала это было большое количество людей каждый день – 7 дней в неделю от 4 до 8 автобусов. Сегодня у нас есть один день – это четверг. И у нас там набирается от 1 до 4 автобусов. То есть почти нет людей, желающих уехать из Николаева. Люди привыкают ко всему и даже к бомбардировкам.

– А есть ли те, кто уехал раньше, а теперь возвращаются в Николаев, несмотря на опасность?

Я рекомендую людям не возвращаться в Николаев. Будет как-то, понимаете, неправильно просидеть там 3 или 4 месяца войны где-нибудь в другом месте, спасти свою жизнь, вернуться и погибнуть здесь от бомбы

– Мне такая статистика неизвестна. То есть… не знаю. Более того, я рекомендую людям не возвращаться в Николаев. Будет как-то, понимаете, неправильно просидеть там 3 или 4 месяца войны где-нибудь в другом месте, спасти свою жизнь, вернуться и погибнуть здесь от бомбы, которая может залететь каждый день. Это небезопасно. Зачем возвращаться? Я думаю, что сегодня это некстати – возвращаться в город, пока эта ситуация у нас, скажем так, не наладится. Хотя бы пока мы не отодвинули врага дальше в Херсон или даже в Крым.

– Чего сейчас не хватает городу в гуманитарном, экономическом плане?

– Экономика города стоит. Большие предприятия не работают. Средние – 90% не работают. Да и в самом деле работать они не могут. Работать, подвергая своих людей опасности, быть взорванным в любое время. Работает малый бизнес, преимущественно торговля, в небольшом формате.

Что касается продуктов питания, медикаментов и так далее, то сейчас все, в принципе, есть, всех вещей нам хватает. В магазинах все есть.

– Вблизи Николаева и вообще на территории области проходили бои. Сохраняются ли в городе тела русских солдат и что с ними делают дальше?

– Нет, у нас нет тел. Все тела мы передавали через военную администрацию. Это подразумевает те тела, которые были на территории вблизи города. Что за городом – мы даже такой информации не получаем.

– Верховная Рада запретила русскоязычные песни на телевидении, по радио, в общественном пространстве и также с 1 сентября прекращается изучение русского языка в школах. Как местное население реагирует на это?

– Ну, я думаю, что сегодня мы не увидим публичных выступлений о том, чтобы русский язык оставить для обучения.

Приняли решение, что мы не набираем больше в русскоязычные классы детей

Мы также приняли решение исполкомом о запрещении набора. Не о запрете, а просто о том, что мы не набираем больше в русскоязычные классы детей.

Я скажу вам так, что я, являясь ребенком, с 1-го по 9-й класс учился в русскоязычной школе. То есть все у меня предметы были на русском. Затем 10-й, 11-й класс я уже учился в украиноязычной школе. То есть перешел в другую школу и там все предметы у меня были на украинском. Как видите, что-то и из меня и выросло. Еще и городским головой стал. И получил два высших образования. Опять же на украинском, государственном языке. 

Новини

18 серпня 2022
17 серпня 2022