current_time('mysql') - 2017-12-11 11:34:19 - время сайта (SQL формат).
current_time('mysql') UTM - 2017-12-11 09:34:19 - время сайта (SQL формат).

Все дороги ведут не в Рим, а на кладбище. Директор «Николаевской ритуальной службы» рассказал о новом некрополе и вандализме

Все люди смертны. Рано или поздно в жизни каждого из нас наступает момент, когда уходит родной человек. Тогда перед нами возникает вопрос, как правильно попрощаться с близким.

Кладбище – это не просто территория для захоронения умерших, это последнее место, где тело близкого человека обретет вечный покой.

В Николаеве 14 кладбищ и только четыре из них имеют статус открытых, где на данный момент еще проводятся захоронения.

В нашем городе организацией места для усопшего, оформлением документов, уборкой и охраной порядка кладбища занимается коммунальное предприятие «Николаевская ритуальная служба».

Статистика гласит, что ежедневно в Николаеве умирает около 25-30 человек. Однако местные власти до сих пор не решили проблему с новым местом для городского кладбища.

Где именно будет построено новое кладбище, какую территорию оно будет занимать, появится ли в Николаеве места для захоронения домашних животных и охраняются ли закрытые кладбища – обо всем этом в интервью Шиповнику рассказал директор «Николаевской ритуальной службы» Михаил Трофанюк.


«Николаев захлебнется в трупах или кладбищенская логистика»

– Как вы считаете, так ли необходимо для Николаева новое кладбище?

– Я говорю о том, что нужно новое кладбище, но это не значит, что на старых негде хоронить. Сейчас осуществляются захоронения на Мешковском, Жуковском, Балабановском и, в виде исключения, на некоторых других кладбищах. Доля нового кладбища составит порядка 25-30 процентов от захоронений. Соответственно, эту долю кладбище всегда будет «тянуть», а пока эту роль исполняет Новоматвеевское кладбище. Как только мы переключимся на новое кладбище – будем хоронить там, а на четырех остальных открытых кладбищах будут проводиться подхоронения уже к существующим могилам.

– Около года назад вы говорили о том, что мест для захоронения хватит только до июня 2016 года, и, если не решить вопрос со строительством нового кладбища, то Николаев «захлебнется в трупах». Исходя из этого можно сделать вывод, что все места для захоронения исчерпаны?

 Я, как руководитель, на тот момент должен был заострить внимание на проблеме, и хорошо, что я это сделал. Город не захлебнулся в трупах только потому, что есть определенная кладбищенская логистика. Где-то какой-то поток перенаправили, где-то подхоронили. По итогу видно, что у горожан сейчас нет народного ополчения, либо каких-то вспышек гнева: «Нам негде хоронить». Контроль за распределением захоронений на городских кладбищах позволит продержаться до открытия нового объекта.

– Есть ли сейчас определенное место, где будет находиться новое кладбище?

– Новое кладбище будет находиться рядом с Балабановским, территория которого будет занимать порядка 25-ти гектаров. Сейчас на этой территории происходят геодезические исследования под руководством Госгеокадастра. На данный момент работы по легализации объекта идут полным ходом.

– Как вы будете действовать в случае, если запросов на захоронение будет слишком много? Как сделать так, чтобы кладбище не увеличивалось в размерах?

– Мы сейчас проводим ряд реформ, которые планируем закончить в текущем году. Например, рекультивацию могил. Мы постараемся сделать так, чтобы кладбище не разрасталось. В свое время, слова мэра о перезахоронениях были искажены. С одной стороны, все «стремятся в Европу», но не хотят перенимать европейские подходы. Рекультивируют везде столько, сколько тысячелетий существует человеческая цивилизация, и если бы не было этого, то сейчас все ходили бы по могилам.

– Тысячи николаевцев поддерживают идею строительства крематория. Как вы считаете, по какой причине его все еще не построили?

– Если бы крематорий был рентабельным, его бы уже давно построили частники. Госфинансирование подобного объекта положено городам-миллионникам, в число которых Николаев не входит. На самом деле много людей готовы сгореть в «Фейсбуке». Традиции большинства этого не поддерживают, а впрочем, в наше демократическое время это личное дело каждого.


Работа коммунального предприятия: убыточность, уборка, пляжи

– Как известно, на рынке ритуального бизнеса существует большая конкуренция. Неужели предприниматели не хотят видеть сильным городское коммунальное предприятие? Расскажите, как сейчас обстоят дела в «Николаевской ритуальной службе»?

– Николаевское бизнес-коммьюнити, оказывающее похоронные услуги, я называю «Некробизнес». Среди них выделяется несколько групп, некоторые из которых специализируются на организации похорон, другие – на установке надгробий, третьи – на копании могил. Многие из них заключили договора с КП и оказывают услуги на подотчетной нам территории. Основное требование к бизнесменам – порядок с документацией, соблюдение чистоты и рабочего режима. Большинство коммерсантов приняли наши правила. Наше предприятие, помимо подрядов на уборку и досмотров за кладбищами, ведет очень скромную предпринимательскую деятельность. У нас есть магазинчик. Мы пытаемся продавать ритуальные вещи, но, опять-таки, они уходят в основном либо малообеспеченным людям, либо героям АТО. Бывает, что администрация какого-то района выходит на связь и просит помочь — мы идем навстречу, поскольку несем социальную нагрузку. У некробизнеса разное отношения к предприятию, но сильным его, по факту, никто не хочет видеть.

– Насколько я знаю, вы еще занимаетесь наведением порядка на городских пляжах. Что входит в эту работу?

– На пляже «Стрелка» два года назад мы снесли ветхие строения, поставили раздевалки и душевые кабинки, лежаки и навесы, убрали мусор и с тех пор стараемся поддерживать его в надлежащем виде. Управление ЖКХ Николаевского городского совета ежегодно выделяет нам на это деньги. То же самое могу сказать и о зоне отдыха «Прибой», находящейся в Варваровке.

– В 2017 году предприятие закончит с прибылью или убытком?

– За счет демпинговых потерь во время тендера в этом году КП получит почти на полтора миллиона меньше от расчетной суммы, поэтому убытки по итогам года вполне прогнозируемые. Плюс к этому повышение минимальной зарплаты до 3200 гривен, как ни скромна эта сумма, она также негативно повлияла на финансовый баланс. У нас есть небольшие долги, но они не влияют на зарплату. Также следует добавить, что в этом году КП проводило Поминальные Дни,  располагая лишь заработанными средствами (закончилось финансирование по 20% годовой смете, а тендер еще не был разыгран). Поминальные Дни, они же Проводки – это, возможно, самое массовое мероприятие, во время которого десятки тысяч горожан стекаются к местам погребения своих усопших близких. И оно весьма затратно.

– Что входит в подготовку Поминального Дня?

– В подготовку Поминального Дня входит вывоз мусора, уборка, планировка территорий, если есть возможность, власти делают дороги, ведь проводы – самое массовое в городе мероприятие. Порядка ста тысяч человек встает со своих стульев и начинают ходить по кладбищу, мусорить и выпивать, после чего мусор мы собираем и вывозим.

– Хватает ли вам обслуживающего персонала, силами которого производят уборку кладбищ?

– Во время Поминальных Дней мы нанимаем как людей, так и технику – экскаваторы, грузовики, ассенизационные машины, водовозы. У нас есть уборщики, но нужно понимать, что территория Мешковского кладбища занимает 120-125 гектаров и для того, чтобы там полностью все убирать, нужно иметь штат в 200 человек и проводить уборку ежедневно.

– Все знают, что на кладбищах распространен вандализм. Как по вашему, участились ли подобные случаи?

– Вандализм в чистом виде – это порча надгробий в пьяном кураже, например. Кража оградок, очень частое преступление, но это уже не вандализм, а мерзкий и преступный промысел. Еще один из промыслов – сбор венков и выжигание из них проволоки. Частые гости те, кто в безлюдном месте хочет употребить наркотики, распить спиртное, спрятать украденное. Насчет того, что эти случаи участились – сомневаюсь. Скорее стали реже, но конечно же они будут продолжаться и дальше. На огромных территориях, которые занимают наши кладбища, у каждого надгробия по полицейскому не поставишь.

– Довольно часто, особенно в летнее время, на свалках возле кладбища возникают пожары. Как вы считаете, чем это может быть спровоцировано?

–  Пожары на свалке связаны с действиями бомжей, которые путем выжигания добывают из венков и шин проволоку, и сдают их на металлолом.

– Есть ли у вас ближайшие планы относительно улучшения работы на коммунальном предприятии?

– В данное время мы проводим ряд мероприятий, которые направлены на оптимизацию работы КП. В первую очередь – это инвентаризация, в ходе которой было проведено геодезическое исследование всех городских кладбищ с последующей обработкой в ЦНАПе и получением документов на землю. В данное время предприятие отработало свой сегмент работы. Во-вторых, идет согласование выделения места под новое городское кладбище. Речь идет о территории в районе Галициновки. Также наш коллектив разрабатывает изменения в Положение о деятельности КП. Это позволит оказывать ряд новых услуг для николаевской общины.

Так, мы хотим возобновить захоронения на Старорусском кладбище, которое сейчас, по сути, на две трети представляет собой  территорию заброшенных могил. Будет введен контроль за состоянием могил, и те, за которыми в течение нескольких лет не ухаживают, будут поставлены в очередь на рекультивацию. То же самое касается и тех захоронений, которые в данное время не имеют информативных надгробий и соответствующей фиксации в документах.  Самый интересный из проектов – создание колумбария для хранения праха домашних питомцев.


«Ты можешь не родиться, но … умереть ты обязан»

– Всем известно о том, что большое количество военнослужащих погибает в зоне АТО. К сожалению, немалая доля погибших бойцов родом из Николаева, и не всегда есть возможность опознать личность погибшего солдата. Кто в таком случае занимается организацией похорон?

– Число погибших воинов АТО родом из Николаева за время конфликта превышает 150 человек. Наше предприятие оказывает посильную помощь в перевозке тел погибших, обеспечением ритуальной атрибутикой, организации погребальной церемонии. Мы сотрудничаем с двумя общественными организациями, которые существуют при ОГА. Мы делаем все, что в наших силах. 

– Расходы  на похороны бойцов АТО покрывает только ваше предприятие?

–  Бывает по-разному. Все зависит от уровня организации погребения. Обычно  это совместное мероприятие, в котором задействованы и сотрудники военкоматов, и волонтеры, и наше КП. Последние похороны были в прошлую субботу: наша ГАЗель забрала тело бойца, отвезла его на прощание в родную часть, потом на отпевание в церковь и на кладбище. В итоге ГАЗель проехала больше сотни километров.  Это расходы предприятия, которые пока нам никто не компенсирует. В 2015 году силами КП был доставлен прах погибшего бойца в т.н. «серую зону» Луганской области, где проживала его мать.

– Как поступаете с умершими людьми без определенного места жительства? Сколько времени тело находится в морге, прежде чем захоронить?

– Порядка 200 людей без определенного места жительства умирают каждый год.  Для получения статуса бесхозного, тело умершего должно два месяца пробыть в морге СМЭ, после чего мы его оттуда забираем и хороним. Если есть имя, хороним с именем, если имени нет – хороним, как неизвестного.

– Сколько в среднем стоит похоронить человека?

– Все зависит от уровня ритуальной атрибутики, от того, какие ритуальные агенты и какой транспорт привлекается, но минимум две-тысячи три нужно иметь, если идет речь об очень скромных похоронах.

– Вы говорили, что хотите построить кладбище для домашних животных, как сейчас обстоят дела с этим?

– Мы работаем над проектом и выбираем землю, где его можно разместить и скорее всего организуем под опеку нашего предприятия.

– Обсуждали ли вы вопрос создания кладбища для домашних животных с директором КП «Центр защиты животных» Людмилой Ткач?

– Пусть защищает живых животных, а мы будем разбираться с мертвыми. У них есть кремационная установка, мы обсудим с ними этот вопрос. Для захоронения домашних животных нужен гектар. Мы хотим тоже внести свою нотку в похороны, например, будем создавать памятные значки. Есть уже идея для изображения эмблемы, как в мультике Простоквашино: в гробу Шарик лежит, а вокруг него Печкин, дядя Федор и Матроскин с грустными лицами, а у дяди Федора на плече дрозд сидит.


В Николаеве находится 14 кладбищ, за которыми ежедневно нужно смотреть. Коммунальное предприятие «Николаевские ритуальные услуги» проделывает огромную работу, заботясь о памяти наших с вами предков.

Как ни крути, но все дороги ведут не в Рим, а, к сожалению, на кладбище.

object(WP_Error)#10768 (2) { ["errors"]=> array(1) { ["invalid_taxonomy"]=> array(1) { [0]=> string(38) "Неверная таксономия." } } ["error_data"]=> array(0) { } }