Педофилы под защитой. Как из «закона Даши Лукьяненко» пропала статья о химической кастрации

  • 16:15
  • 29.01.2020
876756432321_16x9

Законопроект об усилении наказания за педофилию перед итоговым голосованием в Верховной Раде максимально смягчили. Под давлением общественности из него вычеркнули пункт о химической кастрации преступников. Зато в Украине создадут Единый реестр насильников детей.

Летом 2019 года в селе Ивановка Одесской области пропала 11-летняя Даша Лукьяненко. Через шесть дней поисков девочку нашли мёртвой на территории частного дома. В убийстве подозревают 22-летнего Николая Тарасова, но он отрицает свою вину. Следствие продолжается.

Резонансное дело в очередной раз запустило процесс рассмотрения профильного законопроекта, защищающего детей от педофилов. Первую его редакцию в Верховной Раде зарегистрировали ещё в 2017-м, однако документ затерялся в комитетских кабинетах. В июле 2019-го документ, к этому времени получивший условное название "закон Даши Лукьяненко", прошёл первое чтение, а 19 декабря 325 народных депутатов окончательно его утвердили. 13 января 2020-го закон подписал президент Владимир Зеленский. Но оказалось, что принятый документ кардинально отличается от варианта, который изначально предлагали его авторы.

«Реестр педофилов»

Закон №0887 предусматривает внесение двух основных изменений в украинское законодательство. Во-первых, вплоть до пожизненного заключения увеличивает сроки лишения свободы для людей, повторно осуждённых за сексуальные преступления в отношении детей. "Идея таких изменений не состоит в банальном увеличении наказания, — объясняет Анна Маляр, юрист-криминолог, одна из авторов законопроекта. — Задача такой нормы — изолировать лицо, повторно насилующее малолетних, от свободного доступа к потенциальным жертвам". Эксперт подчёркивает: не стоит думать, будто ужесточение уголовного наказания приведёт к тому, что насильники станут чаще убивать своих жертв. "Насильники детей — это не грабители, которые убивают свидетелей. У них совсем другая мотивация и иные факторы совершения преступления", — говорит Маляр.

Во-вторых, закон предполагает создание в Украине Единого реестра лиц, осуждённых за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности малолетнего. В народе такой список уже окрестили "Единым реестром педофилов". Однако эксперты уточняют, что такое понимание ошибочно. По признаку педофилии, которая является психической болезнью, но не обязательно влечёт за собой совершение преступления, людей в реестр вносить не будут. База формируется из числа тех, кого осудили за половые преступления против малолетних.

Такой реестр, рассказывает Маляр, необходим для того, чтобы, перед тем как принять кого-либо на работу в детское учреждение (школу, детсад, детский лагерь и т. д.), работодатель мог проверить, не судим ли этот человек за сексуальные преступления. Подобную информацию смогут получить и родители, которые намерены взять в дом няню или тьютора. Для этого достаточно написать запрос в Мин­юст и обосновать его. Однако без достаточных оснований рядовой гражданин получить данные из реестра не сможет.

«Гуманный» подход

Одним из важнейших пунктов будущего закона должно было стать положение о добровольной химической кастрации преступников. Другими словами, осуждённый, отсидев в камере определённое количество лет, мог написать ходатайство о досрочном освобождении, при этом он должен был дать согласие на принятие медицинских препаратов, блокирующих сексуальное влечение, что является гарантией его безопасности для окружающих. Однако перед голосованием в сессионном зале часть о химкастрации из законодательной инициативы исчезла. "Я как один из соавторов документа очень удивлена таким решением, — комментирует Фокусу Елена Козерацкая, начальник отдела судебно-психиатрической экспертизы ГУ "Центр психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя Минздрава Украины". — Ещё 9 октября 2019 го­­да наша рабочая группа собиралась для подготовки документа ко второму чтению, и на тот момент даже речи не шло о том, что этот пункт выбросят из законопроекта".

Важно упомянуть, что эту часть документа смягчали и ранее: в изначальной версии законопроекта речь вообще шла о химической кастрации в принудительном порядке. Однако под давлением правозащитников, настаивающих на том, что это противоречит правилам гуманного обращения с заключёнными, пункт изменили, предложив добровольное согласие осуждённых.

Как оказалось, даже с такой формулировкой документ устроил не всех. После того как в июле прошлого года парламентарии проголосовали за изменения в первом чтении, 15 общественных организаций, в том числе "Форпост", Центр гражданских свобод, Центр прав человека ZMINA и другие, направили обращение к президенту с просьбой ветировать законопроект. "Принятый закон — надругательство над принципами права и просто над здравым смыслом, — говорится в обращении. — Совершенно непонятно, как можно применять это наказание (химическую кастрацию) ко всем преступникам, совершившим половые преступления против несовершеннолетних, если только часть из них имеют психическое расстройство "педофилия", тогда как остальные преступники не имеют этого психического расстройства". В организации "Форпост" также подчеркнули: их позиция не означает, что они защищают тех, "кто совершил тяжёлые отвратительные преступления".

Несмотря на позицию общественников, пункт о химической кастрации ещё несколько месяцев оставался в тексте законопроекта. Спорную часть убрали перед самим голосованием. По словам Козерацкой, такие изменения могут быть обусловлены и финансовыми причинами, ведь в случае принятия законопроекта в прежней формулировке обеспечение химической кастрации легло бы на плечи государства.

Спустя несколько лет вопрос о химической кастрации, вероятно, снова окажется на повестке дня. Тем более что это положение действует в 48 странах. Пока же активисты готовы сконцентрироваться на том, чтобы в стране полноценно заработал Единый реестр лиц, осуждённых за сексуальное насилие над детьми. В Украине это станет едва ли не единственной превентивной мерой против подобных преступлений.

Источник: Фокус

Новости

25 мая 2020