Дмитрий Разумков: «Есть законы с огрехами, но так было всегда и скорость тут не при чём»

  • 11:04
  • 15.11.2019
CHEK8630

Глава Верховной Рады Дмитрий Разумков о перспективах госбюджета на 2020 год, новом законе «Об особом статусе Донбасса», раздорах в партии, фейках и «политической политике»

У спикера Верховной Рады (ВР) IX созыва Дмитрия Разумкова политика в крови. Его отец, Александр Разумков, в своё время был первым помощником Леонида Кучмы. А Разумков-младший с 2007-го работал в Кабмине. После Революции достоинства, когда бизнесмены массово шли в гос­управление, он поступил противоположным образом — ушёл в бизнес и создал политтехнологическую структуру Ukrainian рolitconsulting group, чтобы в мае этого года вновь ворваться во властные структуры в качестве главы партии «Слуга народа» (СН). К слову, с этой должностью Разумков недавно расстался.

В своём рабочем кабинете 36-летний Разумков ничего не менял после предыдущего спикера Андрея Парубия. Говорит, нет ни времени, ни желания. Он поясняет, что с 29 августа, когда начал работу новый парламент, депутаты успели рассмотреть 272 законопроекта и принять 77 законов. Поэтому времени не хватает даже на сон.

Не влияет ли скорость принятия законов на их качество?

— Такой запрос о темпах работы мы получили от украинского общества. Конечно, есть законы, в которых встречаются огрехи. Их нужно будет дорабатывать. Но так было всегда, и скорость тут ни при чём. На мой взгляд, по сравнению с предыдущими действующий созыв Рады работает эффективно.

Как продвигается работа над бюджетом? В подготовленной Кабмином версии сметы 438 млрд грн направлены на выплаты внешнего долга. Бюджет со столь значительными расходами на погашение долгов приходится принимать впервые в истории Украины. Вытянем?

— Да, основные выплаты по внешним обязательствам приходятся на 2020–2021 годы. Самым трудным в этом плане станет следующий год. Это будет очень непростой бюджет. Нам придётся погашать долги, которые накапливались на протяжении многих лет. Легко не будет. Например, планируется сокращение финансирования госаппарата приблизительно на 10%. К слову, в ВР перед началом работы этого созыва уже прошло кадровое сокращение. Сейчас готовим очередные изменения по структуре и штату.

Но возможные способы экономии ещё обсуждаются. Проект бюджета для второго чтения поступил в ВР. Сейчас над ним работают комитеты ВР, в том числе бюджетный.

Одна из главных загадок нового бюджета — увеличение затрат на СНБО по сравнению с текущим годом в 157 раз, до 28 млрд грн. С чем это связано?

— На самом деле никто ничего особенно не увеличивал. Изначально в проекте бюджета в графе СНБО указали сумму, которую потом распределили на другие структуры. Так было удобно. В финальной версии бюджета вы увидите другие цифры.

Тем не менее ходят слухи о том, что СНБО вскоре превратится в альтернативный Кабмин, а официальное правительство станет лишь «витриной».

— Не стоит комментировать слухи. СНБО вряд ли будет выполнять функции альтернативного Кабмина. Это мозговой центр при президенте. Его задача — наработка стратегических концепций развития государства.

Гадание на донецкой гуще

Владимир Зеленский заявил, что ВР должна принять новый закон об особом статусе Донбасса. Началась ли уже работа над законопроектом?

— Чтобы сказать, что придётся менять в существующем законе, нужно понимать, какой результат мы получим от предстоящей встречи глав государств в «нормандском формате». Когда она состоится, ВР начнёт готовить законопроект. И это точно не будет происходить за закрытыми дверями. Пока же рассуждения о том, каким будет новый документ, — это гадание на кофейной гуще.

После подписания «формулы Штайнмайера» Украину накрыла волна акций протеста. Может ли работа над проектом нового закона об особом статусе Донбасса усилить недовольство общества? Оппоненты власти и так используют эту тему для раскачивания ситуации.

— Имела место проблема коммуникации с обществом. Но позиция президента остаётся неизменной. Как и красные линии, о которых он говорил.

Сейчас популярны тезисы о том, что Украине экономически невыгодно восстанавливать Донбасс. Мол, от этих территорий лучше отказаться.

— Я не принимаю такие разговоры. Это сродни тому, что человек решил бы отрезать себе руку, потому что её нужно мыть. Многие из живущих в ОРДЛО людей остались на оккупированной территории вынужденно. Это наша земля. Главная ценность любого государства — его граждане и его территории.

Курьёзные слуги

В воскресенье на съезде СН новым главой партии избрали замглавы фракции в ВР Александра Корниенко. Насколько весома роль главы партии, учитывая, что своим успехом СН обязана главным образом личному рейтингу президента?

— Глава партии — это важная позиция, он обеспечивает работу во время выборов. Иван Баканов руководил партией во время президентской гонки, я — во время парламентской. Управлять процессами на местных выборах будет Александр Корниенко. Мы никогда не скрывали, что партия возникла для поддержки президента. Партия была и будет частью команды президента.

"В парламенте всегда будет демократия. А поскольку мы живём в демократическом государстве, демократия будет не только в парламенте — она будет в самой стране"

Почему вы отказались руководить партией?

— Если погнаться за двумя зайцами — не поймаешь ни одного. Сейчас нужно готовиться к местным выборам, привлекать новых членов, создавать партийную структуру. Это серьёзная работа. Совмещать её с работой главы Верховной Рады неэффективно.

В последнее время внутри СН происходит много скандалов. К примеру, появились слухи о том, что во фракции началось противостояние между различными группами влияния. Говорят о кланах Коломойского, Сороса и других.

— Наша фракция молодая и самая большая в истории Украины. У нас многие люди не имеют политического стажа. То, что у нардепов нет опыта подковёрных игр, хорошо. Но иногда из-за этого случаются курьёзы. Имеют место и внутрипартийные дискуссии.

А если за законопроектом кто-то стоит, платит нардепам и лоббирует свои интересы?

— А если никто не стоит? У каждого есть своё мнение. Дискуссия означает лишь то, что люди умеют думать. Я не вижу в этом проблемы. Если бы был всеобщий «одобрямс», не было бы вообще никакого результата. С другой стороны, иногда есть недопонимание, которое приводит к конфликтам. В таких случаях нужно иметь волю к примирению.

Например, как в истории с полиграфом? Когда одни «слуги» обвинили других в коррупции и последние отправились на ТВ, чтобы пройти исследование на полиграфе? 

— Это была, мягко говоря, неприятная ситуация. Выносить такое в публичную плоскость недопустимо.

Самое удивительное, что проходить полиграф на ТВ отправился и лидер фракции Давид Арахамия.

— Этим вопросом должны были заниматься правоохранительные органы. Конечно, пройти полиграф при желании может каждый. Но демонстрировать это по ТВ было неправильно. Я об этом говорил коллегам.

Пранкер Джокер опубликовал переписку главы комитета ВР по здравоохранению Михаила Радуцкого, в которой идёт речь о попытке скупки депутатов «Слуги народа». Суммы назывались немалые — от $20 тыс. до 40 тыс. Радуцкий подлинность переписки подтвердил. Что вы об этом думаете?

— Не знаю, ко мне никто не приходил [с попытками подкупа].

Но если депутатам действительно предлагают такие суммы, как долго продержится фракция, учитывая, что в ней много небогатых людей?

— Вопрос не в финансовом благосостоянии депутатов, а в ценностных барьерах. Есть миллионеры, способные позариться на тысячу долларов. А есть те, у кого и тысячи нет, но они её не возьмут, потому что это нарушает их моральные принципы. Депутаты — такие же люди, как и все остальные. Вопрос не в уголовной ответственности, а в том, что человек понимает, что так поступать нельзя.

Воры времени

Что вы в целом думаете о лоббизме в ВР?

— Я считаю, что лоббизм — это хорошо. Главное, чтобы он был направлен на интересы государства, а не отдельных групп.

Пока лоббизм не легализован, это коррупция. Возможно, стоит его легализовать, как в США? Снять маски и прекратить театр абсурда в парламенте?

— Сколько лет существует лоббизм в США? Мы пока к этому не готовы. Да и не стоит путать лоббизм и политическую коррупцию. Давайте называть вещи своими именами. 

Во время последнего видеообращения Владимир Зеленский заявил: «В парламенте у нас демократия. По крайней мере пока…» Как вы это прокомментируете, учитывая разговоры о введении императивного мандата?

— В парламенте всегда будет демократия. А поскольку мы живём в демократическом государстве, демократия будет не только в парламенте — она будет в самой стране. Вероятно, президент хотел сказать, что демократии в ВР будет ещё больше.

Мне не заносили. Дмитрий Разумков утверждает, что ему никто не предлагал зарплату в конверте

А как вы объясните инициативу, запрещающую депутатам единолично вносить в Раду законопроекты? Не идёт ли речь об ущемлении прав парламентариев?

— В парламенте годами лежат законопроекты, написанные лишь с целью их внести. Если у вас хороший законопроект, то вы без проблем найдёте в его поддержку голоса. Подходите к коллегам и говорите: «Смотрите, у меня есть законопроект. Он не лоббистский и написан не потому, что мне кто-то дал денег. Поддержите, пожалуйста!»

Если вы не убедили десяток нардепов подписать законопроект, на что вы рассчитываете в зале? Самое ценное, что у нас есть, — время. Зачем отнимать его у коллег?

Фейки как элемент политической борьбы

Вы говорите о необходимости защищать свободу слова. Однако некоторые вещи, звучащие из уст ваших коллег, вызывают напряжение. Например, об ответственности СМИ за фейки.

— Фейки — это огромная проблема. Во время избирательной кампании я лично не раз с ней сталкивался. Я считаю, если издание занимается фейками, это уже не журналистика. Это часть грязной политической борьбы.

Свобода слова — одна из важных позиций, которые есть в Украине и которыми не могут похвастаться многие наши соседи. Это то, что нужно сохранить и преумножить. Но свобода слова не означает, что можно выливать на кого-то ушат помоев.

Что вы думаете о предложении экс-директора «1+1» Александра Ткаченко закрывать СМИ, если они убыточные?

— Бизнес не может работать, если он убыточный. У нас часть медийного бизнеса находится в тени и используется как механизм не для информационной, а для «политической политики», извините за тавтологию. Но пока рано об этом говорить, ведь каких-либо законодательных инициатив по этому поводу ещё не было.

Недавно министр культуры Владимир Бородянский предложил ввести уголовную ответственность для журналистов за распространение неправдивой или манипулятивной информации. Как вы к этому относитесь?

«Когда СМИ используют как информационное оружие, нужно ли вводить за это уголовную ответственность? Не уверен»

— Если я правильно понимаю сказанное Бородянским, он имел в виду статью Уголовного кодекса о клевете. На мой взгляд, в этом вопросе нужно соблюсти тонкую грань. У нас многие политики часто говорят вещи, которые не соответствуют действительности. И как их за это наказывать?

Аналогичная ситуация — с медиа. Когда СМИ используют как информационное оружие, нужно ли вводить за это уголовную ответственность? Не уверен. Но означает ли это, что не нужно искать механизмы борьбы с фейками, которые идут из других государств, например из государства-агрессора, и формируют негативный имидж Украины в Европе и США?

Земля и воля

Правда ли, что ВР работает над новым проектом закона о референдуме взамен закона, принятого в 2012 году и признанного в 2018-м неконституционным?

— Процесс идёт давно. Первые наработки появились ещё зимой. Потом они застопорились из-за избирательных кампаний. Сегодня он снова активизировался. Есть группа, которая этим вопросом занимается. Её последнее заседание было на текущей неделе. При этом речь не только о всеукраинском референдуме. Я говорю о целом пакете законов о народовластии. Нужно принять отдельные законы о всеукраинском референдуме, местных референдумах, реколлах (отзывах депутатов), народном вето на законы, принимаемые ВР.

Этот процесс идёт не так быстро, как нам бы хотелось. Но важно получить качественный продукт на выходе. Потому что мы понимаем, как это могут использовать противники страны.

Поддерживаете ли вы идею вынесения на референдум плана урегулирования конфликта на Донбассе?

— Думаю, пока вопрос так не стоит. Сначала нужно принять законы, о которых я только что говорил. И что именно выносить на референдум?

Допустим, будет утверждена некая концепция по итогам встречи в «нормандском формате». Например, выборы на Донбассе. Если эти инициативы вынести на референдум, их будет легко легитимизировать в обществе.

— Если мы говорим о короткой процедуре, это невозможно. Закон об особом статусе Донбасса нужно будет принять до Нового года, поскольку нынешний действует до конца 2019-го. За полтора месяца принять пакет законов о народовластии, часть из которых потребует изменений в Конституцию, а затем провести всеукраинский референдум нереально.

Источник: Фокус

Новости

15 декабря 2019
14 декабря 2019