23-летний Герой Украины рассказал, как защищали Херсон в первые часы вторжения России

  • 18:47
  • 20.06.2022

Командир танковой роты 59-й отдельной мотопехотной бригады имени Якова Гандзюка лейтенант Евгений Пальченко в течение первых суток масштабного вторжения РФ на территорию Украины принял по меньшей мере четыре боя с врагом и обеспечил выход своих сослуживцев из окружения.

О том, как это было, он рассказал в интервью НикВести.

Евгений Пальченко, позывной «Песня», в 23 года получил звание Героя Украины, поскольку благодаря его действиям удалось спасти технику и жизни многих украинских военных, которые в первые сутки вторжения попали в окружение российскими войсками в Херсонской области.

За 2 дня Евгений вместе с вверенными ему взводами танков приняли бои у 4 населенных пунктов Херсонщины — Сергеевка, Олешки, возле Антоновки (за Антоновский мост) и у Чернобаевки. 

Евгений Пальченко, командир танковой роты

Когда в Украине началась война на Донбассе, Евгению Пальченко было 15 лет. Он говорит, что никогда не жалел о выборе профессии, а военным стал, наследуя пример старшего брата, который сейчас тоже защищает Украину на Востоке.

В первые часы открыл огонь по колонне войск РФ

Когда Россия вторглась в Украину, перейдя крымский перешеек, бригада находилась на боевом слаживании на Олешковском полигоне в Херсонской области. Военные тренировались ежедневно до поздней ночи. 24 февраля, в день вторжения, Евгений вернулся в казармы после 2 ночи, а уже в 4:30 его с сослуживцами разбудил сигнал тревоги. Говорит, до последнего не мог поверить, что началась полномасштабная война, хоть военные и понимали, что тревога не учебная. Тогда он еще не понимал, что ближайшие 3 суток пройдут в постоянных сражениях.

— Где-то в полпятого услышал сигнал тревоги «красный 999». Я не верил до последнего, я просто лежал на кровати обессиленный и просто хотел спать. Мы понимали, что это боевая тревога, - рассказывает он.

Военные поехали к танкам. Как только они выстроились, налетела вражеская авиация, произошло две бомбардировки и все имущество подразделения было уничтожено, однако люди уцелели. Танки бригады выдвинулись вглубь Херсонской области, чтоб встретить огнем российские войска у Северо-Крымского канала.

«Песня» получил команду взять 2 взвода (6 танков) и выдвинуться в Сергеевку под Новой Каховкой, чтоб прикрыть мост через канал и выиграть время для других военных. На месте танкисты организовали наблюдение и спустя время увидели, как двигается колонна вражеской техники.

— Я дал команду всем танкам на открытие огня. Был уничтожен там танк, БМП. Буквально на дистанции в 4 километра. Зазвонил телефон, звонил начальник нашего батальона. Он сказал: «Песня», отходи оттуда, потому что тебя оттуда уже не вызволят. Отходи на Олешки, нас здесь уже берут в кольцо, нам нужно выйти из окружения», — вспоминает Евгений Пальченко.

Он отмечает, что отходить и отдавать такую огромную территорию россиянам ребятам не хотелось, хоть они и понимали, что силы противника превосходят их в десятки раз.

Подвиг, за который получил Героя Украины

По пути назад увидели колонну техники ВСУ. Он стояла заблокированная между Раденском и Олешками. На тот момент на Антоновском мосту уже были российские военные, причем не только десантники, высадившиеся с вертолетом, но и тяжелая техника, которая смогла добраться до моста раньше.

Командир батальона получил задание зачистить мост от российских войск, организовать «зеленый коридор» и вывести огромную колонну украинской техники, заблокированной в Олешках. В связи с этим «Песне» дали приказ идти первыми на прорыв.

— Страха не было. Был адреналин, а страх отключился полностью, — говорит он.

Россияне глушили связь, поэтому постоянного контакта между защитниками не было. У первого моста на пути к Антоновке (через реку Конка, — прим.) к тому моменту уже стоял уничтоженный танк ВСУ. Танк перед этим пошел на прорыв, чтобы вывести сослуживцев с другого участка.

— Перед полицейским постом справа на меня шли силы противника. Все с противотанковыми средствами, нацелены на мой танк. У меня был включен прибор ночного видения, я их всех видел, как на ладони. Долго не думая, отрыл огонь по ним с НСВТ (крупнокалиберный пулемет, — прим.), они все попадали, как шарики, как мясо. Прямо, как рассказывают, когда их берут в плен, что отправляли молодых парней, которые ничего не знали, не владели тактикой боя, — вспоминает лейтенант.

Взвод двинулся дальше. Их снова атаковали российские военные, бой был выигран, точка взята, а колонна техники, стоявшая позади, начала выход.

Однако возникла другая проблема — критическая нехватка топлива. Спустя время подтянулся бензовоз и удалось немного дозаправиться. Однако тогда же было получено сообщение, что к ним двигается колонна вражеской техники — больше 100 единиц. Налетела вражеская авиация, пехота, которая обычно прикрывает танки, немного отошла назад, ребята оказались «голые».

— Перед машиной лейтенанта Бобра, покойного, падает бомба авиационная, фугасный снаряд, он взрывается, справа взрывается газовая бочка. Командир сидел наблюдал сверху. Он погиб. Нас начинают обстреливать минометы, слева идут ДРГ противника с автоматами и пулеметами. В трёхстах метрах от меня падает бомба, а танк был в 150 метрах от меня. Я беру автомат, забрасываю на плечо и бегу к своему танку, — рассказывает Евгений Пальченко.

Военные получили команду оборонять танки и вступили в бой. При этом в танк Евгения прилетел снаряд из РПГ, после чего он перестал поворачиваться в одну сторону, однако с этой неполадкой продолжал сражаться еще несколько дней. В предыдущих боях машина тоже успела получить повреждения, поэтому оказалась неисправным система наводки пулемета. Однако и это не помешало взводам под командованием «Песни» дать отпор российским войскам.

Попытка подрыва Антоновского моста

25 февраля лейтенант получил задачу зайти в село Инженерное, вместе с десантниками из 80 бригады зачистить завод и выйти в Надднепрянское, откуда ударить по технике ВС РФ на Антоновском мосту, обеспечив к нему подход для возможного подрыва. Однако враг зашел с другой стороны — каховского направления, сорвав операцию.

— Неразбериха была как с нашей стороны, так и с их (россиян, — прим.). Шквальный огонь, налеты, взрывы, авиация, артиллерия, — говорит он.

Подразделения Вооруженных сил Украины снова оказались в кольце.

— Наводчик Винниченко сказал экипажу «Отходите, я вас прикрою». Он открыл огонь по противнику сам с башни, я прикрывал его. На него вышла танковая рота — 10 Т-72 и 5 БМП. Там было чистое поле, я увидел, как они на него двигаются. Первым выстрелом Винниченко уничтожает один танк, вторым разувает второй танк, третьим — уничтожает БМП. Он вылез из танка и побежал в сторону Херсона, догнал свой экипаж. Они вместе отходили в сторону Херсона. Херсон тогда еще был наш, — рассказывает о бое военный.

Отступление в сторону Николаева

Следующей командой, которую он получил, было двигаться к Чернобаевке, занять позицию с которой можно было бы контролировать мост над железной дорогой.  Они заняли оборону, но из-за отхода техники на Николаев, танки взводов Евгения Пальченко остались без прикрытия.

— Опять танкисты остаются «голые». Я звоню командиру бригады, спрашиваю: «Куда пехота делась, почему я снова остался сам». Он говорит: «Ты еще там? Уходи в сторону Николаева, на вас идут преобладающие силы противника», — рассказывает парень.

Однако уехать военные не успели — на украинских защитников снова вышла техника врага, почти сразу снаряд попал в танк «Песни».

— Мы горим, я говорю экипажу: «Уходим, сейчас сдетонирует боекомплект». Я кричу остальным (экипажам, — прим.) открыть огонь справа, чтобы мы могли отойти. Мы только соскакиваем с танка, отходим и прилетает еще один снаряд, — говорит он.

Экипаж танка Евгения пересел на броню другой машины, ребята начали отходить, а россияне их догонять.

Бои в Николаевской области

Следующий бой приняли уже в Николаевской области — неподалеку от Шевченково. Лейтенант отмечает, что в этот раз действия военных разных бригад были намного слаженнее. Однако несколько машин были повреждены — не открывались клин-затворы стволов. Российскую атаку отразили, но из-за неполадок не смогли добить машину, забиравшую поврежденную технику оккупантов.

В результате действий его роты в Николаевской области были освобождены села Котлярево, Шевченково, Зеленый Гай, Оленевка, Константиновка и другие.

Вспоминая первые дни сражений, Евгений Пальченко рассказывает, что украинским военным все время помогали местные жители — они делились продуктами и информацией о перемещении вражеской техники.

— Когда мы зашли в Инженерное, было такое чувство, что сбежалось все село. Кто-то принес чай, другой печенье, тот тушенку, тот сало, тот хлеб, тот колбасу. Все хотели нас накормить, — отмечает он.

Также лейтенант говорит, что главным стимулом остаться живым для него было желание увидеть свою маленькую дочь.

— Идут бои, и ты понимаешь: «Я хочу к дочке, хочу ее увидеть», — вспоминает он.

В течение первых дней ему изредка удавалось оповестить коротким сообщением родителей и жену о том, что он жив, а поговорить с родными Евгений смог только 26 февраля.

Евгений безоговорочно верит в победу Украины и считает, что итогом этой войны должен стать выход на границы страны, которые были до 2014 года.

Новости

29 июня 2022
28 июня 2022