Поймать волну. Как школы готовятся к 1 сентября в разгар эпидемии коронавируса

  • 12:50
  • 25.08.2020
1 sanitariya-shkol

Без денег на дезинфекцию и с переполненными классами. Директора трех школ — в Киеве, Полтавской и Львовской областях — рассказали Фокусу, как идет подготовка к 1 сентября и смогут ли их заведения полноценно работать в условиях эпидемии коронавируса в Украине.

Вопреки всеобщим опасениям школы все же откроются и начнут учебный год 1 сентября. Большинство учебных заведений находятся в зеленой, желтой и оранжевой карантинных зонах, поэтому смогут принимать учеников. Но учебный процесс будет необычным: школам предписано внести изменения в режим работы для обеспечения безопасности. Накануне нового учебного года Минздрав дал рекомендации, какими должны быть санитарно-гигиенические нормы в условиях адаптивного карантина. 

Рекомендации вызвали множество вопросов у педагогов из-за противоречивости. К примеру, непременное требование карантина — ограничение скоплений людей. В зеленой зоне норма составляет не более одного человека на 5 кв. м, при этом для школ сделали исключение: разрешили находиться в одном классе и 30, и 40 детям. Виктор Ляшко, главный санитарный врач Украины, объясняет это тем, что ограничение количества учеников противоречит норме Конституции о равном доступе к образованию. Он успокаивает встревоженное общество, приводя в пример детские сады: с момента их открытия зафиксировали лишь две вспышки коронавируса, да и то инфекцию занесли еще до открытия заведений. Однако это не рассеяло волнение директоров школ, ведь в сезон отпусков в детсады ходит гораздо меньше детей, чем осенью, в то время как школы будут заполнены до отказа.

Страхи и риски

Чтобы предотвратить распространение коронавируса, Минздрав рекомендует такие методы социальной дистанции: отказаться от общешкольных мероприятий; проводить несколько уроков подряд по одному предмету, чтобы дети не переходили из класса в класс; организовать посменный режим питания; распределить потоки детей по разным частям школ. С этим учебные учреждения худо-бедно справляются: рисуют разметку в коридорах, разрабатывают гибкие графики, планируют проводить больше уроков на свежем воздухе и открывать все входы в помещение, чтобы по утрам не было столпотворений.

Гораздо больше вопросов вызывает новый режим дезинфекции в школах. С 1 сентября ее нужно проводить после каждого урока: мыть столы, дверные ручки, сиденья, перила. Как говорят руководители учебных заведений, для этого у них нет достаточно персонала.

— Если соблюдать эти правила по-честному, то нужно очищать все поверхности, с которыми соприкасались в школе. Как нам дезинфицировать, например, учебники, компьютерные клавиатуры, к которым притрагивались сотни детских пальцев, или школьный телескоп? — риторически спрашивает Светлана Олексюк, директор киевской школы №5.

2 sanitariya-shkol.jpg

Владимир Курпита, бывший директор Центра общественного здравоохранения, кандидат медицинских наук, уверен, что риск заразиться посредством учебников низкий, поэтому не нужно поддаваться страхам.

— Маловероятно, что кто-то в классе чихнет, капли перелетят через парту и осядут на страницу, потом ребенок понесет учебник домой, откроет его и полижет именно в этом месте. К рискам нужно подходить взвешенно и со здравым смыслом, — говорит инфекционист. По его словам, вирус чаще всего передается через руки. Чтобы обезопасить ребенка, достаточно, чтобы он мыл или обрабатывал их, прежде чем воспользуется школьным оборудованием.

Опасения педагогов вызывают также использованные маски. Они считаются рассадником инфекции, и их утилизацию техработник должен проводить в защитном костюме. Но, как говорит Владимир Курпита, вирус не может самостоятельно подняться с поверхности, на которую осел. Чтобы заразиться, нужно тщательно покопаться в контейнере и сразу же сунуть руки в рот или нос, а это вряд ли будут делать. Техническим работникам школ достаточно пользоваться масками и перчатками и обрабатывать руки после соприкосновения с такими контейнерами. Более важная проблема — утилизация использованных средств индивидуальной защиты. Их желательно не выбрасывать на свалку, а сжигать на заводе, однако далеко не все населенные пункты имеют такую возможность.

Как бы чего не вышло

В среде педагогов активно обсуждают массовое тестирование работников отрасли накануне 1 сентября. Об этом заговорили еще весной, ведь многие учителя находятся в группе риска. По данным Профсоюза работников образования и науки, в Украине 16% педагогов пенсионного возраста, в некоторых регионах их количество достигает трети. Однако государство не будет тестировать всех сотрудников школ перед началом учебного года. 

— Хорошо, что на это не тратили денег. Эта идея имела бы смысл, если бы учителей протестировали, а потом поместили в некую изолированную зону, чтобы они ни с кем не контактировали. А так они могут сегодня сделать тест, он будет негативным, а завтра — проконтактировать с больным и все равно заразиться, — считает Курпита. По его мнению, эффективнее будет провести для педагогов обучение, чтобы они знали первые симптомы коронавирусной инфекции и могли быстро обратиться к врачу.

Много нареканий у директоров школ вызывают методы борьбы с распространением инфекции. По министерским рекомендациям, ответственность за выявление больного COVID-19 несет директор школы, он же должен разработать алгоритм действий в чрезвычайной ситуации. По этому вопросу директора получают инструкции от местных администраций, и алгоритм действий школ в разных регионах может отличаться. В Киеве, к примеру, предписано действовать жестко: в случае выявления больного школа должна сообщить об этом органам местной власти, в больницу, родителям или родственникам. Также нужно выяснить, кто контактировал с больным, и отправить всех этих людей на тестирование и самоизоляцию. Если заболевший находился на одном этаже школы, это помещение нужно изолировать, а если на нескольких — закрыть школу и отправить всех учиться по домам.

Дальнейшие угрозы

Помимо пандемии и ее ограничений у директоров школ после 1 сентября есть и другие поводы для волнений. К примеру, октябрьские местные выборы напрямую могут повлиять на работу школ, ведь во многих из них размещаются избирательные участки.

— Накануне выборов должна работать комиссия, а избиратели будут приходить в школу, чтобы найти себя в списках. Это значит, что у нас на территории будет много посторонних людей, что по нынешним санитарным нормам категорически запрещено, — говорит Ольга Тимошенко, директор киевской школы №309. Она рассматривает разные варианты действия школы во время выборов, вплоть до перевода всех учеников на дистанционный режим обучения. Также Тимошенко опасается, что ее сотрудники не смогут качественно продезинфицировать здание, после того как там побывают тысячи человек. Какой будет эпидемиологическая ситуация в конце октября и как действовать школам, неизвестно, рекомендаций от Мин­здрава на этот случай еще нет. Но по крайней мере о дезинфекции можно не тревожиться.

— Если организовать отдельный вход или окно приема избирателей, нарисовать указатели к нему — это будет эффективнее, чем полностью закрывать школу. После выборов нужна влажная уборка помещения, где проходило голосование. Этого будет достаточно, чтобы обезопасить учеников, — уверен Владимир Курпита. 

Olha Shevchenko.jpg

Моя школа переполнена — она рассчитана на 1280 учеников, а учится 1680. В этом году у нас шесть первых классов, раньше было и по десять. В здании десять входов, я могу развести потоки детей. Но ровно так же я понимаю, что с 1 сентября все эти двери будут раскрыты настежь весь день и любой человек может зайти в школу и занести вирус. У нас закрытый двор, туда я могу выпускать детей, но для этого мне нужна охрана хотя бы на одних воротах. Муниципальной охраны в городе нет, и я буду вынуждена снова искать частную компанию, просить родителей сдавать на это деньги. У нас очень хорошие родители, но у многих весной не было работы, неизвестно, что будет осенью, не все готовы платить 50 грн в месяц за охрану. Выходит, что директор опять встает в позу нищего и просит денег, но у меня нет другого выхода, потому что главное — это здоровье детей.

Каждое утро учитель будет встречать своих учеников и проводить утренний круг. Пока тепло — во дворе, потом в классах. Он будет узнавать о самочувствии детей, попросит помыть руки. Над этим вопросом мы хорошо поработали: в каждом классе есть умывальник, подведена горячая вода, есть мыло, полотенца. Одновременно 30 детей помыть руки не смогут, но ради этого мы готовы действовать в ущерб уроку.

Нам рекомендуют в столовой посадить по четверо человек за столом. Это сделать крайне трудно — у нас только в начальной школе 900 учеников. Пока не знаю, что будет с питанием.

Мы сможем проветривать не все классы: в школе старые окна, многие ручки не открываются. Это беда, потому что отремонтировать окна дорого.

Медсестра, которая работала в нашей школе, вчера написала заявление на увольнение. Она узнала, какой объем работы ей предстоит выполнять, и оценила возросшую опасность для здоровья, поскольку ей надо будет работать в изоляторе. Защитных костюмов у нас нет, нужен хотя бы один. Наши медсестры абсолютно не защищены, также рискуют и учителя.

Директорам школ не хватает коммуникации. Не огульных рекомендаций, а качественного мозгового центра, где мы могли бы обсуждать возникающие проблемы и находить идеи и решения. Но, скажу вам, Facebook — большое дело, потому что там директора делятся своими находками, обращают внимание на нюансы, которые другие не заметили.

…но вы держитесь

Виктор Кульченко, директор средней школы села Трудолюб Миргородского района, Полтавской области

Viktor Kulchenko1.jpg

На совещании руководителей школ с представителями местных властей я спросил, чем они могут помочь. Мне ответили: денег ноль, никакого дополнительного финансирования не будет. И посоветовали обратиться к предпринимателям и просить их помочь.

Маски — наименьшая из проблем. Я соберу наших работников, родителей, попрошу их сшить многоразовые. Надеюсь, они пойдут навстречу. Но по перечню необходимых материалов на мою школу на 30 дней необходимо 90 л мыла, дезинфекторы, сушки для рук или бумажные полотенца, утилизационные контейнеры, антисептики и термометры, которых у меня нет.

Школа у нас небольшая, но медсестра есть, с 1 сентября она зай­мется температурным скринингом, будет опрашивать детей об их состоянии здоровья. В целом организационные вопросы решить легко. У нас большое помещение, много входов и выходов. Мы можем полностью развести младшую и старшую школу, нарисуем маршруты, куда двигаться потокам детей. Для нас главное — обеспечение и деньги.

В нашем районе еще нет объединенной территориальной громады, ее создадут после местных выборов. Соответственно, только со следующего года начнется финансирование из бюджета ОТГ. В отношении образования перспективы печальные: мы ожидаем понижения степени аккредитации для всех сельских школ, а может, и оптимизации школьной сети, никто 11 школ в районе содержать не будет.

Если у нас в школе заболеет учитель, заменить его будет трудно: в сельских школах кадров всегда не хватает. Но сотрудники идут навстречу, мы обычно просим выйти учителей продленного дня. Другой вопрос, оплатят ли им работу сверх нормы.

Учителя должны пройти медосмотр, на это отводят август и сентябрь. Но где гарантия, что сотрудник выйдет на работу здоровым? Я считаю, учителя обязательно должны пройти перед началом учебного года медосмотр, и желательно протестироваться на COVID-19. Но опять-таки расходы на это возлагаются на самих учителей. В фонд борьбы с коронавирусом собрали более 60 млрд грн, но деньги из него выделяют на строительство дорог, а мы должны сами покупать маски и антисептики.

Не для галочки

Сергей Записов, директор начальной школы №11, Стрый, Львовская область

Serhii Zapisov.jpg

В моей школе всего 350 человек детей и персонала. У нас много учеников с особыми образовательными потребностями, есть шесть инклюзивных классов, два спецкласса и инклюзивно-ресурсный центр. Такие дети учатся в отдельном крыле школы и не пересекаются с другими потоками, это мы продумали давно. Много лет назад я отвоевал также ставку медсестры. У нас есть кабинет, где можно предоставить первую медицинскую помощь или изолировать ребенка.

Наше помещение — это бывший типовой детсад с тремя входами, куда мы будем направлять потоки детей. Их будет встречать дежурный технический работник с пирометром, который я надеюсь купить. С 1 сентября хотим делать температурный скрининг детям, хоть в рекомендациях он необязателен. Лучше заболевших отсекать сразу на входе, пока еще родители не отошли далеко от школы, куда они приводят и привозят детей. Разводить потоки по времени у нас не получится, поскольку график начальной школы серьезно завязан на режим питания детей. Мы планируем изменить длительность перемен, все — по 20 минут, дети будут есть в три очереди. Буфет мы временно закрываем.

Главное, чтобы родители с пониманием отнеслись к новым правилам, ведь их не пустят в помещение. Для меня самый больной вопрос — убедить родителей, чтобы они оставляли детей на входе. Министерство со своей стороны могло бы помочь нам: например, сделать короткие ролики о новых правилах учебного года и транслировать их по телевидению.

Первые две недели будут критическими: увидим, как работает система, внесем коррективы, в этом мы должны быть гибкими и быстрыми. Я буду убеждать коллектив безукоризненно выполнять новые нормы — не для меня, а для себя же, для общего блага. На бумаге можно написать много, но всем нам будет хуже, если правила станут выполнять лишь для галочки, надевать маску только потому, что директор зашел.

Больше всего мы волнуемся об учебе в ноябре, когда начнутся сезонные вспышки ОРВИ, которые могут наложиться на вторую волну коронавируса. Львовская областная администрация приняла решение отсрочить медосмотры учителей. Министерство летом объявило, что нужно тестировать всех педагогов, но, когда посчитали, в какую копейку это влетает, сразу перебросили на местные органы власти. А они тоже не смогут выделить 1,5 тыс. грн на ПЦР-тест каждому учителю. Если бы этот вопрос решался на уровне государства и субсидировался из госбюджета, тестирование было бы реальнее.

Новости

29 ноября 2020
28 ноября 2020